Воскресенье, Декабря 17, 2017
ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ - Г. АКСАЙ
Казахстан, Западно-Казахстанская область
Из компьютерной сети компании KPO.bv
Сайт доступен в часы
с 12:00 до 14:00 и с 19:00 до 07:00
Аксай >>> Новости >>> Новости ЗКО >>> В суде по делу экс-министра уральский бизнесмен признался, что ему угрожают
Оцените на сколько интересен материал
55775
com_content.article
(0 Голосов, в среднем 0 из 5)
В суде по делу экс-министра уральский бизнесмен признался, что ему угрожают0 из 50 основано на 0 Проголосовавших.


В суде по делу экс-министра уральский бизнесмен признался, что ему угрожают

Сабит Утебалиев директор ТОО «СВ Плюс» в суде над экс-министром нацэкономики Бишимбаевым рассказал сколько миллионов он дал в виде взятки и заявил что боится за свою жизнь. Напомним, это тот самый суд, в котором на скамье подсудимых находится Аслан Джакупов, сын бывшего акима ЗКО.

Сабит Утебалиев, фото ТДК-42

В судебном процессе над бывшим министром национальной экономики Бишимбаевым свои показания дали уральские предприниматели Сабит Утебалиев и Кайдар Кощанов — хозяева строительных компаний «СВ-Плюс» и «Болашак-Т». В этом деле они обвиняются в даче взятки. Самым интересным оказались показания Сабита Утебалиева, который рассказал о том, какое давление на него оказывается следователями и что он боится за свою жизнь. Ниже мы приводим стенограмму допроса Утебалиева в суде, сделанную журналистами Гильдии судебных репортеров.

Допрос начал адвокат Куспан. Он сообщил, что подсудимый обвиняется в даче взятки по двум эпизодом. И спросил признает ли его подзащитный себя виновным. Утебалиев сказал, что факт дачи взятки в феврале в сумму 9 млн. тенге он полностью отрицает. А по второму эпизоду факт дачи взятки признает частично в сумме 5 млн. тенге. Далее начался свободный рассказ Утебалиева.

Утебалиев ругает бюрократическую систему «Байтерек DEVELOPMENT». Он назвал процесс подписание актов выполненных работ «свистопляской». «Каждые 2-3 месяца условия меняются. Мало того, что на подписание актов уходило от месяца и более, надо было еще собрать до 12 подписей. Бывало, что эти акты терялись, то ли умышленно, то ли еще как-то, или их отправляли обратно почтой. В итоге нам сказали, чтобы мы акты регистрировали через канцелярию. Но туда сдать тоже было не так просто». В итоге у компании началось отставание от сроков по сдаче объекта. Штрафные санкции на этот случай – 1 млн. тенге в день.

«14 марта 2016 по звонку Анарбая я приехал в Астану, он постоянно названивал с вопросом «когда приедешь?». Я так подразумевал, что это значит «когда привезешь откат». Тогда я передал ему сумму взятки в 5 млн. тенге», — сказал он.

«По эпизоду с передачей взятки я отрицаю, есть масса документов, в том числе из гостиницы, что я там не проживал», — продолжил Утебалиев. В момент передачи, указанный обвинением, по словам Утебалеива, он находился в офисе. «Есть доверенности, входящие – исходящие документы. Могут и свидетели — это подтвердить. Так что я не мог физически эту взятку передать. А второй эпизод признаю частично».

«В обвинительном акте указано, что вы передали 9 млн. а вы говорите про 5 млн. тенге, в этой части поясните пожалуйста», — попросил адвокат Куспан.

Подсудимый говорит, что поехал давать взятку, потому как у него появилась опасность не сдать объект вовремя. «После 20 марта, я уже получил кредит в сумме 300 млн. тенге с целевым назначением для сдачи этого дома. После того, как я дал взятку, буквально через 2 дня я получил 550 млн. тенге».

Подсудимый также отрицал факты данные в ходе допроса Анарбая, который утверждал, что Утебалиев сам предложил ему 10% отката. Уверяет, что заключал контракт в 2015 году без каких-либо дополнительных «обязательств».

Далее адвокат спрашивает, почему показания Утебалиева на суде разняться с теми, что он давал в ходе следствия. Он пояснил, что написал заявление о вымогательстве в Антикоррупционную службу после того, как узнал из СМИ об аресте руководителей «Байтерек DEVELOPMENT», 30 ноября. «4 декабря я был вынужден согласиться с обвинением в мой адрес, потому-что мне угрожал арест. Предыдущий адвокат ввел меня в заблуждение, говорила «вот, признавай, будешь свидетелем с правом защиты. Все что будет следствием говорится, все признавай, все подписывай», — рассказал он. Фамилии следователей подсудимый назвать затруднился, зато назвал адвоката – Айгуль Амренова.

Адвокат уточняет, знал ли Утебалиев какие показания дает Анарбай, когда в первый раз был допрошен следствием?

— Да, это было кажется 4 декабря 2016 года. Уже были показания Анарбая даны о взятке с моей стороны в 9 млн. тенге. Мне их показали, сказали «отпираться нет смысла, будешь отпираться мы тебя арестуем, а если сознаешься будешь свидетелем с правом защиты». Но я тогда не полностью понимал, что происходит, была надежда на адвоката.

— Почему в последующем не поменяли свои показания до окончания следственных действий?

— Я понимал, что показания не совсем верные, но 14 января было возбуждено уголовное дело. У меня еще шла стройка, оказывалось колоссальное давление со стороны следствия на компанию, это я воспринимал как давление, и не мог до марта отказаться от своих показаний. Хотя на очной ставке я говорил, что Аранбай вымогал у меня деньги. Я стоял на своем, и там же я написал, что свою вину признаю частично. И на меня до сих пор оказывается давление со стороны следствия. 30.10.17 года, когда я приехал сюда, мне звонили из антикоррупционного комитета, предыдущий адвокат и предлагали показания не менять. Буквально недавно в моей компании началась проверка за 2016, и я тоже считаю, что на меня продолжают оказывать давление со стороны следственных органов.

— Что вам говорили 30.10.17 когда звонили с НацБюро и Амрина?

— Точно сказать не могу, но смысл в том, чтобы я не менял показаний. Но как я могу, когда тут не только моя судьба решается, но и судьба моего коллектива, где у меня работает свыше 300 человек постоянно, в летнее время до 800 рабочих. В конце декабря я должен сдать школу на 900 мест.

— А звонки вам поступили именно 30 октября 2017?

— Нет это было и 31, после предварительного заседания.

Адвокат рассказывает о финансовой выписке, согласно которой ТОО «СВ Плюс» до марта 2016 года за проделанную работу получила 20-50 млн. тенге, то с марта по май 2016 года было перечислено порядка 550 млн. тенге и связывает это с передачей взятки Анарбаю. Утебалиев говорит, что до передачи денег его компании ставились многочисленные препоны для работы, но после все вопросы были сняты.

— Сколько просил Анарабай? Почему вы отдали 5 млн. тенге?

— У них было условия передачи 150 млн. тенге, но что я смог собрать, то и передал.

— 5 миллионов тенге, оно составляет 10 процентов от суммы контракта?

— Ну я не знаю сколько составляет, по проценту там доля не условленная.

— А, вы не исходили из процента да?

— Я не исходил, я просто сколько смог поднять, собрать то и предоставил.

— Насколько я понял от показаний самого Анарбая данных в ходе судебного разбирательства и других сотрудников «Байтерек DEVELOPMENT», Анарбай не имел отношения к приемке выполненных работ, но тем не менее вы именно к нему обратились, почему? Поясните.

— Ну посещая Байтерек, я заметил особую активность Анарбая. Анарбай среди других руководителей вел себя уверенно нагло как-то раз при встрече намекал, что любой вопрос он решает в Байтереке без проблем, также чувствовал, что в Байтереке руководство, одним словом я знал, что вопросы предоставленных незаконных вознаграждений у них предоставлено решать Анарбаю.

Утебалиев рассказывает в суде, как Анарбай хвастался своими связями. «Он говорил, что со временем будет работать в правительстве, и вы еще будете гордится, что имели с нами дело. А от других, посторонних лиц, я слышал, что он человек со связями», — сказал подсудимый.

Он также пояснил, что именно ему помешало обратится в правоохранительные органы по факту вымогательства ранее. Так, по его мнению, такое обращение не решило бы проблем компании. Он сделал выводы для себя, и не подписал второй договор. Он также обратил внимание суда, на опасения за свою жизнь, после изменений показаний.

Подсудимый Анарбай дал пояснения по поводу задержек авансового платежа. По его словам, у компании не было банковской гарантии, под которую и предоставляется авансовый платеж.

Адвокат Рахманов в ходе допроса обратил внимание суда на то, что заявление Утебалиева о вымогательстве со стороны Анарбай не было зарегистрировано, и что подсудимый не обращался в органы прокуратуры по этому поводу.

Судья спрашивает не пугает ли кто-либо подсудимого в зале суда. Утебалиев отвечает: «нет». «Не опасается ли вы физической расправы?» — продолжает судья. «Не опасаюсь, но боюсь», — ответил Утебалиев.

В ходе допроса государственными обвинителями Утебалиев говорит, что Жаксыбаев при встрече с него ничего не вымогал, и ни на что не намекал. Он также отметил, что жаловался ему на возникновение «особенных» вопросов. Но Жаксыбаев отослал бизнесмена со всеми вопросами в Анарбаю.

Судья: «Кто вам озвучивал про откаты?»

Утебалиев: «Анарбай, специалисты технического отдела. С жаксыбаевым про откаты не говорили напрямую. Давление было во время следствия, сотрдуники антикоррупционной службы звонят, просят встретится, но не говорят по какому вопросу».

Приводим полный текст ходатайства адвоката Абзала Куспана:

«Уважаемый Суд!

Мы, участники судебного процесса, только что услышали показания Утебалиева С., касательно оказания давления на него со стороны сотрудников национального бюро по противодействию коррупции.

По результатам его допроса становится ясным, что его бывший защитник Амрина А., действует строго в интересах органа следствия.

Амрина неоднократно звонила, просилась быть его защитником в суде даже без оплаты ее труда, а во время досудебного расследования достоверно зная о том, что Утебалиев отрицает факт дачи взятки в феврале 2016 г., уговаривала его давать нужные показания в угоду следствию.

Пользуясь своим правом, хочу заявить, что попытки давления со стороны вышеуказанного органа предпринимается и по отношению ко мне, как защитника Утебалиева.

Хронология событий выглядит таким образом:

Как известно Вам, в ходе предварительного слушания по данному уголовному делу, а именно 31 октября 2017 г. я в интересах Утебалиева заявил ходатайство о предоставлении разумного срока для заключения с прокурором процессуального соглашения. Ходатайство я заявил самым последним, перед обеденным перерывом. После того, как Вы объявили перерыв, мы даже выйти на улицу не успели, как сразу зазвонил мой сотовый телефон (87076063306). Звонил руководитель СОГ Дамир Бахытов. Он с ходу начал говорить, что мы подали данное ходатайство преждевременно, и что можно было подать после допроса в суде и в случае только полного признания по двум эпизодам, после чего просил меня отозвать данное ходатайство!!!

На его просьбу я вежливо отказал, объяснив, что согласно УПК я могу заявить ходатайство на любой стадии судебного процесса.

Через некоторое время Бахытов Дамир снова позвонил по вышеуказанному номеру и снова повторил свою просьбу об отзыве моего ходатайства. В это время мы с Кощановым и Утебалиевым пешком направлялись в итальянское кафе «Болонез», находящиеся недалеко от здания суда, и они слышали наш с Бахытовым Дамиром диалог.

Я ответил отказом, чтобы немного разрядить обстановку пояснил, что я уже заявил и теперь будет странным для суда без каких-либо на то оснований отзывать свое ходатайство.

Когда мы с Косшановым и Утебалиевым уже возвращались с кафе, Бахытов позвонил мне третий раз и сообщил буквально следующее, что после обеда некоторые адвокаты заявят ходатайство о намерении заключить процессуальное соглашение, но не в предварительном слушании, а в ходе главного судебного разбирательства, и просил, чтобы после этого я заявил суду, что отзываю свое ходатайство для того, чтобы присоединиться к остальным защитникам и заявлять вместе с ними.

На это я Бахытову ответил отказом, объяснив ему, что под процессуальное соглашение не подпадают остальные взяткодатели и взяткополучатели. т.к. у всех остальных, кроме Утебалиева деяние квалифицированы по ч.4 ст. 367 и 366 УК РК, в связи с чем, я в недоумении, каким образом они намерены это сделать. Он сказал: «после обеда сам увидишь». На этом наш разговор завершился, и я отключил свой телефон.

Не прошло и пяти минут, как я отключился на номер Утебалиева позвонила его бывший защитник Амрина, она также, как и Бахытов начала уговаривать его отозвать наше ходатайство.

Затем, на следующий день, т.е. 01.11.2017 г. я был вызван в городскую прокуратуру к гособвинителю Айтжанову. Снизу меня встретила и сопровождала к нему 2-1 гособвинитель в суде Сауле. Я зарегистрировался у прохода. Айтжанов в очень вежливой форме также просил, чтобы я отозвал свое ходатайство, добавив, что они в любом случае намерены отказать в заключении процессуального соглашения. На его предложение я также отказал.

После того, как суд нам отказал, с предоставлением права дальнейшего заявления в ходе главного судебного разбирательства, я в первый же день судебного заседания, т.е. 07.11.2017 г. повторно заявил указанное ходатайство. В тот же день вечером мне позвонили с Нац.бюро и сказали, что хочет увидеть, меняя госпожа Кексель О.И.

Посоветовавшись с Утебалиевым, я поехал в здание Нац.бюро, который находится по ул.Сейфуллина, где меня ожидал член СОГ по имени Жанибек, он хотел провести меня без регистрации, но я настоял на том, чтобы меня зарегистрировали в КПП. После чего он завел меня в кабинет госпожи Кексель, которая находится на 3 или 4 этаже.

В отличие от Бахытова и гособвинителя, она не стала со мной церемониться, уже потребовала от меня, чтобы я уговорил Утебалиева признать все факты и после этого заявить ходатайство о процессуальном соглашении. У нас в этот момент разговор состоялся на повышенных тонах с высказыванием друг другу негативных слов.

Я думаю у руководителя такого масштаба в кабинете установлен прослушивающий аппарат, наш с ней диалог наверняка записан.

Таким образом, вышеописанными действиями сотрудники НБПК РК и гос.обвинители прямым образом оказывают давление на защиту, т.е. на меня с целью изменить избранную позицию и линию защиты, тем самым совершили прямое воспрепятствование в законной деятельности адвоката по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в уголовном процессе.

В соответствии со ст.70. 97 и 98 УПК РК, изложенная выше ситуация, связанная с оказанием давления на защиту, т.е. на меня и на подсудимого Утебалиева, дает полное право заявлять перед Вами ходатайство о применении мер безопасности.

На основании изложенного, заявляя настоящее ходатайтсво6 прошу уважаемый суд обеспечить безопасность нам при дальнейшем участии в судебном заседании, применив в отношении меня и моего подзащитного Утебалиева одно из мер безопасности, предусмотренных ст.97 и 98 УПК РУ, согласно пп.1 п.1 ст. 97 УПК РК.

Уважаемый Суд! Данным ходатайством защита не намерена кого-либо привлечь к ответственности, а всего лишь просит судебную защиту с целью исключения дальнейшего оказания давления на нас».

Адвокат Бишимбаева Сеит Рахманов поддержал коллегу и расценил эти действия как давление на суд. Он заявил ходатайство об отводе прокурора Айтжанова и Сыдыковой, «в связи с показаниями подсудимого и всего, что мы здесь услышали… Прокуроры, как сейчас оказывается, вместе с органами следствия влияют на ход расследования».

Источник: "Уральская неделя"





Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Похожие материалы:

Новости ЗКО

Доска объявлений

Всего объявлений: 1092
За сегодня: 0
На проверке: 2

Наш опрос

Выбераем лучшее кафе, бар, ресторан в Аксае

Последние сообщения форума

Привет странник!.....

Мы скучали без тебя
Если вы уже зарегистрированы заполните поля.
если нет зарегестрируйтесь по ссылке ниже

          Напомнить данные входа Забыли данные входа на сайт?   Зарегистрируйтесь! Зарегистрируйтесь!